Святая Тереза Младенца Иисуса, дева и Учитель Церкви. Память

Святая Тереза Младенца Иисуса

Святая Тереза Младенца Иисуса

Глава из книги Антонио Сикари «Портреты Святых»

Тереза из Лизье умерла в конце прошлого века, в 1897 году, и была канонизирована в 1925, так быстро, что не были соблюдены даже положенные сроки. Пий X, начавший процесс о канонизации, предвидел, что она будет признана «величайшей святой Нового Времени». Пий XI, ее канонизировавший, назвал ее «звездой своего понтификата» и назвал «ураганом славы» всемирное движение, окружившее любовью и почитанием молодую кармелитку, умершую в 24 года и объявленную блаженной, когда, если бы она осталась в живых, ей было бы всего 50 лет.

Кроме того — и это может показаться парадоксом — он провозгласил Терезу, бывшую монахиней-затворницей, главной покровительницей всех миссий и всех миссионеров на земле.

В 1937 году кардинал Пачелли в качестве папского легата освятил посвященную ей церковь в Лизье и назвал Терезу «маленькой скинией Бога живого», ставшей «огромным храмом человечества, ею завоеванного». Впоследствии, став Папой, он провозгласил ее покровительницей Франции наряду со св. Жанной д’Арк.

В пятидесятую годовщину ее смерти, сразу же после второй мировой войны, урну с телом той, которую отныне называли «Терезой Французской», провезли по всей стороне и везде она встречала восторженный прием.

Сотни тысяч экземпляров автобиографии, написанной маленькой Терезой Мартэн, разошлись по свету, а ее изображение за один только год — с 1915 до 1916 — было отпечатано в четырех миллионах экземпляров.

В годы двух мировых войн к ней прибегало за помощью и утешением множество людей на полях сражений и в концлагерях.

Ее называли «самой любимой девушкой на земле».

Уже до канонизации ей приписывали 4000 чудес. Она сама обещала: «Если мои желания будут исполнены, мое небо обратится на землю вплоть до конца света. Я хочу с неба делать добро на земле». И с удивительной простотой она предсказала: «Я знаю, что весь мир будет меня любить».

Что же произошло? Некоторые современные богословы и ученые пребывают в растерянности. Они спрашивают себя, не обязана ли Тереза своей славой недоразумению: кажется, что она неожиданно показала слишком легкий, улыбчивый, домашний путь к святости; кажется, что она одним ударом опрокинула древнее здание героической святости, невозможной для простых верующих, ради повседневной святости, состоящей из мелочей и розовых лепестков, рассыпанных над Распятием или перед Святейшим Таинством, как когда-то рассыпали их дети во время процессии Тела Господня.

Читать дальше…

Реклама