Интервью с одним из убитых на днях священников-иезуитов, опубликованное в газете «Свет Евангелия» 3 марта 2002 г.

Отец Отто Мессмер

Отец Отто Мессмер

— Отец Отто, в Вашей семье — семь призваний ко священству и монашеству. Видимо, родители — глубоко верующие люди, которые смогли в непростое советское время воспитать детей в вере…

— Да, это действительно так. Мое детство пришлось на 70-е гг., очень трудные для верующих времена. Я родился в Казахстане, в Караганде, которая тогда, можно сказать, была центром католичества в республике. В семье нас девятеро — шесть братьев и три сестры. Трое братьев, включая меня, стали священниками-иезуитами, а сестры принесли обеты в конгрегации Служительниц Иисуса в Евхаристии. Самый младший из нас — Виктор — учился в Санкт-Петербургской духовной семинарии в России и стал епархиальным священником.

В Караганде всегда были пастыри, естественно, ссыльные. Отбыв наказание, они нередко оседали в городе. В домах горожан совершались ежевоскресные богослужения. Часто они проходили у нас дома. Вот в такой среде мы воспитывались. Если месса совершалась в другом конце города, мама брала с собой двоих из нас на литургию. В следующее воскресенье с ней шли двое других детей.

К Первому Причастию меня готовил о. Владислав Буковинский, удивительный человек. Старший брат каждое утро возил меня и сестру на катехизацию. Приходилось очень рано вставать, около 5 утра. Долго, пересаживаясь с автобуса на автобус, добирались до нужного места, и в 7 часов начинались занятия. Столь раннее время было выбрано, отчасти, и в «конспиративных» целях. Помимо этого, у нас дома была своего рода ‘воскресная школа» — мама читала нам Библию на немецком, поясняла непонятные места, рассказывала Библейские истории, учила разбирать готический шрифт.

Читать интервью полностью