Много званых, а мало избранных

28 рядовое воскресенье (год А)

Проповедь на Евангелие от Матфея 22, 1-14

В то время: Иисус, продолжая говорить первосвященникам и старейшинам притчами, сказал: Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего. И послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели прийти. Опять послал других рабов, сказав: «скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и всё готово; приходите на брачный пир». Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле своё, а кто на торговлю свою. Прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их. Услышав о сем, царь разгневался; и, послав войска свои, истребил убийц оных, и сжёг город их. Тогда говорит он рабам своим: «брачный пир готов; а званые не были достойны. Итак пойдите на распутия и всех, кого найдёте, зовите на брачный пир». И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими. Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду; и говорит ему: «друг! как ты вошёл сюда не в брачной одежде?» Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: «связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов». Ибо много званых, а мало избранных. (Мф 22, 1-14)

Отец Григорий Федосеев

Отец Григорий Федосеев

Дорогие братья и сестры

Я помню, как один священник вспоминал своего дедушку. Вспоминал, что, когда он еще был маленький, его дедушка после обеда или ужина сидел с таким довольным выражением лица, с улыбкой. И говорил: «ну вот, за столом посидел, как в раю побывал». И почему он так говорил? Ну потому что хорошо, вкусно покушал и наслаждается теперь перевариванием, удовольствие теперь испытывает. Я думаю, многие мужчины это должны понимать.

Но почему именно сегодня вспомнились эти слова? Потому что нередко в Священном Писании, скажем, та любовь Бога, которая будет явлена нам в вечности, описывается в терминах трапезы, пира. Пир — это значит торжественный прием пищи с множеством гостей, красиво обставленный. Я не знаю, я никогда не бывал в царских покоях, но можно постараться представить себе, как может выглядеть пир в царском дворце. Там тепло, там красиво, там много разной вкусной пищи, там есть что поесть, там есть что попить, звучит музыка.

Почему сейчас опять же все это говорю? Для того, чтобы как бы таким внутренним взором увидеть и прочувствовать, насколько это хорошо, как туда хочется. Я бы не хотел в качестве примера приводить рестораны. Но в некоторых действительно хорошо.

Но Господь дает нам эту притчу не только для того, чтобы мы посидели, помечтали, как там все будет хорошо, прекрасно, вкусно, приятно. Господь приводит нам эту притчу для того, чтобы приблизить наши сердца к тому, что уразуметь по-человечески невозможно. Бог все для нас приготовил. Но как мы отвечаем на его призыв?

Здесь видно, что трижды пришлось посылать за людьми, чтобы им же сделать хорошо. Трижды пришлось посылать. Причем. Эта притча, это не просто красивый образ, который должен помочь внутренне принять и прочувствовать божью любовь. Эта притча имеет еще историческое основание, фундамент. Какой?

Фундамент исторический связан с трагедией. С трагедией которая случилась после того, как первые призванные отказались. Причем, первых призванных было два вида. Первый вид, это те, которые оправдывали свой отказ занятостью: «мне нужно работать, мне нужно торговать, мне, нужно идти на поле, мне нужно заниматься своими делами, извини, я к тебе не приду».

Эту категорию еще хоть как-то можно понять. Я их не оправдываю, потому что они все равно остались без главной награды, то есть, без вечности. Но их хоть как-то можно понять, потому что намерения у них хорошие. Пусть иерархия ценностей перепутана, перестроена, то есть, Бог у них не на первом месте. Их можно сравнить с идолопоклонниками, для которых работа стала идолом. Но их хоть как-то можно понять чисто по-человечески. Почему? Потому что эта категория людей, это не лентяи, не тунеядцы, не пьяницы. Они что-то делают своими руками, приносят пользу, получают прибыль. Но они тоже остались в проигрыше. В итоге.

Вторая категория страшнее и ее как бы заметнее. Это те, которые ничего не делают. И в этом ничегонеделании, в этой пустоте, которая возникла в сердце из-за того, что и Бога туда не впустили и полезным делом не занялись, там родилось зло. Зло, которое выплеснулось в этот мир чем? Насилием и убийством. И сказано: царь разгневался и истребил их, и город их сжег. Это слова притчи. Но реальная основа историческая, это разрушение Иерусалима в семидесятом году нашей эры. Разрушение города, над которым Сын Божий плакал. Плакал, как человек. Который, приближаясь к Иерусалиму говорил: о если бы хотя бы в сей день ты познал время посещения твоего, но ты побивал пророков, посылаемых тебе в течении веков. То есть, тех рабов Царя Небесного, которые приглашали: придите, все готово, брачный пир готов. Не захотели принять радость. И возмездие не замедлило.

К кому же относимся мы в этой притче? Мы в этой притче относимся, если так можно сказать, к третьему созыву. К тем, которых нашли уже каждого на своем месте. Кого дома, кого на работе, кого на дороге. Те, которые и добрые и злые. Это мы с вами. Это мы с вами. И это нужно признать. И чем быстрее мы это признаем в смирении перед Господом, тем лучше будет, прежде всего, для нас самих. Признать что? Что в каждом из нас есть и добро и зло. В каждом из нас есть и святость, как дар божий, и грех, как наши собственные поступки, мысли, деяния, намерения.

Мы собраны Господом не по заслугам нашим. Он собирает нас здесь на евхаристическую трапезу, которая является таким отголоском небесного пира, которая предвозвещает ту радость, то блаженство, которое мы сможем вкусить только в вечности. Бог собирает нас на этот праздничный пир не потому, что мы лучше других, но потому что Он возлюбил нас. Потому что другие, отказавшиеся, оказались недостойны.

И здесь можно порадоваться. Порадоваться и, главное, в этой радости не возгордиться. Чтобы эту радость превратить в благодарение. Благодарение за то, что Бог каким-то чудесным образом сделал так, что я оказался в Его святой Церкви, то есть, в числе избранных.

Но на этом притче еще не заканчивается. Написано, что царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду. Ну и… плохо это закончилось для этого человека. Что это значит? Под брачной одеждой имеется в виду готовность к встрече с Господом. А готовность эта означает состояние освящающей благодати. Это состояние без греха, которое каждый из нас получил, как дар: не заработал, не сделал своими руками, не купил, а получил, как чистый дар в момент крещения.

Именно поэтому после крещения, в одном из трех разъяснительных обрядов, подается белая одежда. Иногда одевается, иногда в виде ткани вешается через плечо. Это символ того, что именно сейчас, в этот момент после крещения душа твоя сияет, как сияют ангелы небесные. Чистотой, светом, радостью, божественной жизнью, которая сейчас в тебе есть. По некоторым людям, я уже видел много новокрещенных, этот свет заметен, как он прямо сияет из глаз. Как будто сам человек не понимает, что с ним происходит. Но это всего лишь внешнее проявление. А то, что внутри произошло намного, намного больше. И под брачной одеждой в этой притче понимается состояние, которое мы когда-то получили.

Что происходит потом после крещения? После крещения продолжается обычная жизнь. И в этой обычной жизни мы сначала продолжаем радоваться состоянию освящающей благодати, хоть даже и не знаем, что оно так называется. Нас переполняют чувства. Иногда это называют горячностью неофита, то есть, новообращенного. Который от избытка благодати ходит практически как опьяненный. Но постепенно это уменьшается, не хочу сейчас говорить «угасает» — угасание в другом месте потом происходит. Просто снижается ощущение. И человек, к сожалению, переставая чувствовать этот большой накал внутреннего приятного, скажем так, напряжения, начинает искать утешения в других местах. То есть, там, где уже грех.

И что происходит? Та первозданная чистота, которую получили в момент крещения, она сначала покрывается пятном одного греха, потом другого и через месяц или пару месяцев ее уже не узнать. Если говорить в образах одежды, она уже превращается в что-то грязное, вонючее и рваное. И это уже точно одежда не для царского пира. Это уже не брачная одежда. В этом состоянии, в состоянии не готовности войти на брачный пир, к сожалению, иногда некоторые люди приступают к Святому Причастию. То есть, входят на брачный пир. И такому человеку стоит услышать, что лучше сделать испытание совести, увидеть свой грех.

Почему? Потому что, если в покаянии прихожу к Богу, то происходит удивительная вещь — Он не будет меня бить, Он не уничтожит меня. Он с удивительным, непонятным человеческому разуму милосердием принимает грешника и очищает его вновь. Чего бояться? Скорее, страшиться нужно другого. Чтобы в состоянии греха приступить к Святому Причастию. Потому что написано, что царь спрашивает: друг, как ты вошел сюда не в брачной одежде? Как приступаешь к святому жертвеннику, неся в сердце своем грех? Он сожжет тебя. Ты не сможешь выдержать этой святости.

«Связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» — эти слова не являются, как некоторые к сожалению считают, просто средневековым методом запугивания, нет. Это констатация факта. Когда-то, когда мы были вне Церкви, то есть, были во тьме внешней, Господь взял нас и ввел внутрь, в свет божьей благодати, в свет божественной истины. Открыл нам глаза, открыл нам уши, чтобы мы могли внимать Слову Божьему и видеть дела милосердного Бога в нашей жизни. Открыл наши сердца, чтобы наполнить их Своей любовью. Но грехом мы все это закрываем. Закрываем и в итоге получается, что фактически нас даже никто не выбрасывает. Мы сами закрываемся, опять уходим в тьму. В тьму, в которой не видно, не слышно и не ощущается божественная любовь.

Единственное, что нужно сделать для участия в пире, в царственном пире Сына Божия, нужно подготовиться. Очистить брачную одежду, вернуться в состояние освящающей благодати. Каким образом? Совершить испытание совести, приступить к исповеди. На самом деле, это не сложно. Это не сложно. Это великий дар, который чтобы получить, нужно только протянуть руку. Не нужно идти босиком в Иерусалим, не нужно, не знаю, три года на коленях ходить вокруг храма, не нужно изнурительно поститься, в смысле, на хлебе и воде месяцами сидеть. Насколько просто принятие божьего милосердия. Почему же мы так часто оказываемся не готовы?

Аминь.

Advertisements