Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн

22 рядовое воскресенье (год А)

Проповедь на Евангелие от Матфея 16, 21-27

В то время: Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим, и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть. И, отозвав Его, Пётр начал прекословить Ему: будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою. Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн; потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет её; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретёт её. Какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими; и тогда воздаст каждому по делам его. (Мф 16, 21-27)

Отец Григорий Федосеев

Отец Григорий Федосеев

Дорогие братья и сестры.

Про апостола Петра мы знаем, что он был не только апостолом, — то есть, не только одним из двенадцати, — знаем, что он первый среди равных, первоверховный. Именно ему Господь сказал в свое время: «ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф 16, 18). Это Петр, основа.

Но именно Петр показывает нам удивительные примеры, которые на первый взгляд непонятны. Стоит вспомнить его чудесный лов рыбы. Когда он в первый раз понял, Кто перед ним стоит. Что Иисус из Назарета — не просто человек. Что это Сын Божий. Говорит странные вещи. Находясь в лодке на озере, говорит: «выйди от меня» (Лк 5, 8). В другом месте Петр тоже удивляет, когда находясь с Иисусом на горе Преображения как бы не зная что говорит: «сделаем три кущи, будем здесь жить, потому что нам здесь хорошо» (ср. Лк 9, 33).

Но сегодня мы слышали слова Петра, которые по-человечески, положа руку на сердце, звучат абсолютно нормально. Он хочет, чтобы Иисусу было хорошо. Он хочет оградить своего Учителя от всякой опасности. Он услышал, что в Иерусалиме Иисус пострадает, будет убит. И естественный ответ ближайшего ученика: «будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою».

Как часто бывает так, что мы проявляем не то чтобы сочувствие или сострадание, а хотим оградить от страданий другого человека или же самих себя. И, кажется, это нормально, это хорошо. Но в ответ Петр слышит страшные слова. Ближайший ученик, который хотел, как лучше, который готов… потом он скажет «я жизнь готов за Тебя отдать». И потом, кстати, засвидетельствует о своей вере и преданности кровью своей. Но он, с наилучшими пожеланиями обратившийся к Учителю, слышит в ответ: «отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн». Почему? Слава Богу! Слава Богу, что Господь тут же объясняет, почему. Почему такие строгие, я бы сказал страшные слова, говорит. Он объясняет причину такого резкого ответа. Он говорит: «ты думаешь не о том, что Божие, а о том что человеческое».

Я сейчас никого не призываю поступать без уважения или поступать грубо. Нет, ни в коем случае. Но в каждом поступке, в каждом решении нам важно помнить об иерархии ценностей. Что на первом месте Бог и то, что Он говорит. Его заповеди, Его учение, Его святая воля. И только на втором месте должно быть человеческое. Именно из-за этой, скажем так, человечности или сочувствия или сострадания, понимаемого неправильно, то есть, без Бога, творится очень много зла на земле.

Есть книга, которая называется «Драма атеистического гуманизма». Там раскрывается очень подробно эта трагедия, которая из-за непонимания, из-за удаления Бога из своей жизни происходит в сердце человека и в обществе в целом. Милосердие без Бога, или без послушания Богу, может превратиться в проклятие. Это может звучать странно и непонятно. Но сегодняшнее Евангелие свидетельствует об этом. Есть даже в народной мудрости такая пословица, — сейчас боюсь, что точно ее не вспомню, — «благими намерениями вымощена дорога… в ад». Почему? Неужели у нас не должно быть добрых намерений? Неужели нам не нужно стремиться делать добро? Нет, нужно стремиться. Но во всем должен быть свой порядок. Чтобы главное было на месте. А главное, это, конечно же, Господь.

Сколько ошибок мы совершаем такой вот неправильной помощью. Опять же, народная мудрость про такие виды неправильной помощи говорит «медвежья услуга». То есть, хотел как лучше, а получилось… — ну может не как всегда, надеюсь, что не как всегда, — но получилось в итоге хуже. Например, если смотреть на воспитание, сколько страшных трагедий бывает из-за того, что родители, думая неправильно о любви к своим детям, воспитывают их на самом деле не в любви, а в эгоизме. То есть, под любовью понимают вседозволенность. Все разрешают, никогда не наказывают. И потом вырастает кто? Эгоист. А в старости потом эти родители жалуются: «почему мои дети меня оставили?». А какими ты их вырастил?

Или во время учебы, например, когда начинают помогать. Тоже может быть неправильная помощь. Я, например, очень хорошо помню, как в детстве злился на своего старшего брата, он старше меня на семь лет. Он каждый день проверял у меня домашнее задание, сделал я или нет. И никогда не помогал, то есть не решал задачи за меня. Я думал, ну почему у других детей, у моих одноклассников старшие сестры-братья нормальные, а у меня такой… злой. Почему? Потому что, если у них что-то не получалось, им быстренько решат-сделают, и они идут гулять, играть. А я сижу, не понимаю. Он зайдет, посмотрит, поддержит, скажет «Думай!» и уйдет. Через час придет, посмотрит: «Не решил еще? Ну еще подумай!». И уйдет. Когда уже станет жалко, он придет, посмотрит, ткнет пальцем, спросит: «Вот это тебе зачем дано?». Я так: «Бррр! Точно!». И уйдет. Я тогда злился на него. Но спустя годы я его благодарил. И оказалось, что вот это временное страдание, которого я не понимал, оно обратилось для меня благом в будущем. Потому что он смотрел на меня, — я бы сказал, несмотря на свою молодость, — смотрел на меня с мудростью. И желал для меня блага, которое, скажем, имеет высшую ценность, чем сегодняшняя прогулка или сегодняшняя игра.

Мы, к сожалению, ведем себя иногда, как дети. Как дети, когда пытаемся уйти от страдания любой ценой. Даже ценой нарушения Божьей Заповеди. То есть, стремимся к получению какого-то сиюминутного удовольствия или наслаждения. И забываем о том, что покупаем мы это сиюминутное удовольствие или наслаждение, развлечение ценой вечности, ценой вечности. То есть, отказываясь от Бога. Из-за этого в нашей жизни так много проблем. Из-за этого нет мира в сердце. Из-за этого потом растет раздражение. Из-за этого мы потом начинаем в этом раздражении, в гневе причинять боль людям, причем, самым близким людям. А потом смотрим назад и не понимаем, ну как же так? Ведь хотел, как лучше, а получилось, как всегда.

Интересно, как, сегодня мы слышали, пророк Иеремия дает краткое свидетельство о своем переживании. Он говорит о своем призвании: «Бог увлек меня, и я увлечен был» (ср. Иер 20, 7). Невозможно противиться этому призыву. И речь идет не только о призванных на служение. То есть, священниках и пророках. Не только о монашествующих. Речь идет о каждом человеке, которому Бог даровал веру, чистый дар, призвал в Свою Церковь, наделил той первоначальной мудростью веры, которую этот мир атеизма не может познать. И кто это познал, встречу с живым Богом, тот очень хорошо понимает слова пророка Иеремии «Ты влек меня, Господи, и я увлечен; Ты сильнее меня, и превозмог» (Иер 20, 7).

Сила Божия наполняет нашу жизнь. Но вместе с силой Божией приходит ответственность. Ответственность свидетельства. Опять же, подчеркиваю, она касается не только священнослужителей, не только монашествующих — каждого верующего. Каждого по-своему, каждого в своем месте, кто где живет. И какой опыт бывает, когда начинаешь свидетельствовать? Каждый из вас, я думаю, может рассказать множество историй. И пророк Иеремия тоже рассказывает свой опыт: «Я каждый день в посмеянии, всякий издевается надо мною. Лишь начну говорить о Боге и ко мне приходит поношение от других людей.» (ср. Иер 20, 7-8) Неудача за неудачей. Снова и снова меня не слушают. Я хочу поделиться самым дорогим, что получил в жизни, то есть, присутствием Всемогущего Бога, Который почему-то любит меня, хочу поделиться Этим Богом, встречей с Богом, переживанием этой встречи… хочу поделиться с близкими людьми, а они меня не принимают.

Я думаю, многие из вас могут сказать, что так было. А у кого-то до сих пор продолжается такое состояние. И это трудно. Трудно, когда близкий человек не разделяет твоего самого сокровенного. И возникает искушение — перестану, не буду ни говорить, ни свидетельствовать, ни призывать. И что самое страшное, прекращается не только свидетельство словом в наших семьях. Прекращается свидетельство делом. То есть, мы со своими друзьями, родными неверующими ведем себя, как неверующие. И они, видя это, глядя на нас, думают: «Ну, если он, называет себя верующим, а живет, как неверующий, тогда зачем мне веровать в такого бога?».

Это искушение, которое было всегда, и которое будет до скончания века. И чтобы его преодолеть нам снова и снова нужно вспоминать, что главное, что для нас на первом месте. Если мы с легкостью ответим «Бог», тогда стоит посмотреть на свои дела. А дела мои что говорят? А дела скажут, скорее всего, что-то другое. Скажут, что для меня главное — не Бог. И мне тогда нужно сказать или вспомнить слова, то есть, сказать эти слова самому себе: «отойди от Меня, сатана! я сам для себя становлюсь соблазном, потому что я в лицемерии своем веру свою угашаю и не даю уверовать тем, кто живет рядом со мной, тем, к кому Бог меня послал».

Не случайно, что ты единственный из семьи или единственный из сослуживцев на работе, единственный верующий. Если ты единственный, то это великая задача — ты апостол. Бог посылает тебя в эту среду к этим людям, чтобы ты, в первую очередь, делом своим показал, что Бог любит тебя. А потом сказал бы словом, что «Бог любит и вас». И тогда они поверят.

Пророк Иеремия как бы исповедуется. Он говорит: «После этих испытаний я подумал, больше не буду напоминать о Нем (то есть, о Боге и о Его слове). Не буду» (ср. Иер 20, 9). Но дальше он говорит, что происходит что-то странное. Как только он попытался замолчать, как только он попытался прекратить это свидетельство, — вообще говоря, ради которого был рожден и призван, — началось что-то необычное: «Слово Божие в сердце моем было, как бы горящий огонь, заключенный в костях моих, и я истомился, удерживая его» (ср. Иер 20, 9).

Многие проблемы и отсутствие мира, скажем так, тревога, непонятное беспокойство проистекает не из-за каких-то, не знаю, психологических проблем, которые корнями уходят в детство. Для верующего человека, в большинстве, они проистекают именно из-за этого. Из-за отсутствия свидетельства словом и делом о своей вере перед своими ближними. Потому что, впустив в себя великую силу, силу Всемогущего Бога, мы ее впускаем для преображения себя и для того, чтобы потом вот так, с раскрытыми руками распространять ее дальше, выпустить ее из себя. Если сдерживаем в себе, она начинает жечь.

Сегодня строгое слово звучало. Но этот призыв к свидетельству и напоминание о том, что свидетельство всегда будет связано с крестом, с несением своего креста, всегда будет связано со страданием. Господь говорит: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф 16, 24). Если мы будем верить рекламе или тому, чему нас учит этот мир, который ставит на первую ступень в иерархии ценностей удовольствие личное, если мы ему доверимся, мы никогда не будем иметь мира в сердце. Иногда бывает такая ошибка даже в вере в церкви: если я послушаюсь, все будет хорошо. Все будет приятно, гладко, мне все будут улыбаться, меня все будут гладить по головке. Нет, не будет все хорошо. Господь об этом говорит, когда говорит о кресте: «Если идешь за Мною и не несешь креста своего — ты не достоин быть Моим учеником» (ср. Лк 14, 27). Но если возьмешь крест со смирением, тогда придет радость и мир, о котором даже и не думал. Та радость, тот мир, которые дает Бог в сердце. Который человек неверующий не способен познать.

И, глядя на верующих, соединенных с Богом, несущих со смирением свой крест, люди обычно удивляются и думают: «Как же так? У тебя тяжелая болезнь, тебя уволили с работы, тебе мало кто помогает или вообще никто не помогает… Почему у тебя радость в глазах?». Эта радость в глазах, это только маленькое проявление того мира, который дает Господь человеку смиренному. Человеку смиренному. Который со смирением принимает крест и продолжает благодарить Бога. А со смирением крест можно взять только тогда, когда на первом месте в моей жизни не личное удовольствие, а святая воля Божия, цель которой спасение вечное, а значит, вечное счастье не только после смерти, но уже здесь на земле. Уже здесь на земле дает Господь нам пережить, ощутить эту радость, радость вечности.

Аминь.

Advertisements